Почему молчал Арманд Стендзениекс?

13.07.2002 02:04



У судьи Андрея Грубе нет ответа на этот вопрос, но есть предположения.

Процесс по делу Арманда Стендзениекса, обещавший громкие разоблачения, и к простенькому скандалу не привел. Почему же молчал скандально известный предприниматель? Ответ на этот вопрос собкор Телеграфа в Вентспилсе Людмила СОЛОВЬЕВА попыталась получить, встретившись с судьей Курземского окружного суда Андреем ГРУБЕ, рассматривавшим это дело "Золотой" катализатор - Г-н Грубе, теперь, после окончания суда, у вас есть ясное представление, как на самом деле разворачивались события вокруг скандального кредита?

- В 1993 году Арманд Стендзениекс начал переговоры с Германией о покупке химзавода Leuna. Но к августу 1994-го не выполнил условия, поставленные немецким Агентством недвижимости. Оно требовало серьезный бизнес-план и наличие вклада в одном из германских банков, дабы убедиться, что деньги у клиента есть и он не подведет... До заключения контракта дело не дошло, так как в августе 1994-го Стендзениекса поставили в известность, что о покупке не может быть и речи. Это не помешало ему обратиться к однокашнику, работавшему в Ventspils nafta (VN), с просьбой поспособствовать получить под завод кредит - Ну как не порадеть родному человеку.. - Если незнакомец с улицы попросит денег, ему и 10 латов не дадут! А тут речь шла о 18 миллионах... Тем не менее однокашник подал в августе того же года заявку правлению VN. А оно передало его Совету компании. Тут и собрание уполномоченных VN признало проект выгодным. Немецкий завод производил сырье, якобы ускоряющее движение нефти по трубе. И сулил экономию электричества... Член правления Геннадий Шевцов, подписавший доверенность на получение кредита, на суде даже утверждал, что немецкое сырье позволяло экономить до полутора долларов на каждой тонне нефти. Но его показания никакими документами не подтверждены. И о расчетах в деле даже упоминания нет. Тем не менее 12 сентября 1994 года совет уполномочил правление решить вопрос с доверенностью - если она на самом деле выгодна VN - Неужели выгоды от "катализатора" могли превысить 18 миллионов латов?

- Суд этот вопрос не разбирал. Он лишь установил, что совет перепоручил правлению его рассмотреть. Сам совет не утверждал категорически, что бизнес-план выгоден. И правление этого не утверждало. Тем не менее именно оно приняло решение, на основании которого без каких-либо расчетов были выданы поручительства. Стендзениекс отнес их в банк и получил деньги. Правда, в обвинении сказано, что поручительства Стендзениекс подделал, поскольку правление выдало не доверенность, а ее проект. Но суд пришел к заключению, что это были полноценные документы. А о проекте разговор зашел лишь с появлением проблем у Banka Baltija (BB)... Госкомиссия начала смотреть, кому выдан столь крупный кредит. Выяснилось, что германскому заводу ZuS Rohstoffe Trading Gmbh., представителем которого выступал Арманд Стендзениекс. VN испугалась, как бы у нее самой из-за доверенности не возникли проблемы. И начала махинации с поручительством, чтобы не пришлось возвращать кредит. По версии VN, она собиралась поручиться лишь в том случае, если найдется банк, способный выдать сумму. Но Стендзениекс превратил проект в доверенность. Подал ее на подпись Шевцову, а тот подписал, не прочитав.

Негласный договор - Но нотариус Елена Гравите, у которой заверялись документы, настаивает на том, что подписывала поручительство, а не проект. Причем в присутствии Шевцова.. - Более того, нотариально поручительства заверены 1 ноября - это неопровержимый факт. Такой же неопровержимый факт и то, что кредит по ним был выдан... 28 октября. На 4 дня раньше! А кредитный комитет банка принял решение выдать деньги... 26 октября! Как кредитный комитет мог фактически подарить 18 миллионов латов, когда еще не было ни поручительства, ни проекта!?

- Чем вы это объясняете, г-н судья?

- Только договоренностью между VN и BB! Поручительство появилось, когда кредит фактически был присужден. Какой кредитный комитет (высшая инстанция банка) решит выдать деньги по доверенности, появившейся спустя 2 дня и нотариально заверенной - спустя 4? Какой банк даст 18 миллионов безо всяких оснований? Значит, все было заранее оговорено. Кто и с кем это согласовал, в деле не сказано. Так что поручительства вообще значения не имеют. А споры о проекте - для отвода глаз. VN таким образом пытается скрыть свою безответственность.. - ...или договоренность, о которой вы сказали?

- Как бы то ни было, но и вина Стендзениекса неопровержима. Он не получил бы согласия на кредит, если бы не сказка про завод. Куда на самом деле ушли деньги, неизвестно до сих пор. Стендзениекс это, конечно, знал, но суду не сказал. По его уверениям, он вложил часть суммы в Украинские мобильные телефоны, основал 4 фирмы в Латвии, принял участие в проектах Dole и Alfa, заключил сделки по недвижимости в Бабите и Лимбажском районе. На какие деньги, сведений в деле нет. Хотя Стендзениекс утверждает, что у него было своих 3-5 миллионов. Правда, не помнит: в долларах или в немецких марках. А это - б-о-о-льшая разница! Если кто-то займет у вас 100 латов, чтобы купить корову, но корову не купит, а деньги пропьет, вы сочтете его обманщиком? В случае со Стендзениексом разница лишь в сумме. Правда, я не утверждаю, что он пропил эти деньги. Но где 18 миллионов, он не говорит. Обвинение заканчивается эпизодом, когда ему выдали кредит - Хотя с этого все началось... А члены правления не будут призваны к ответу?

- Суд не имеет права делать заключение о лицах, против которых дело не возбуждено, и выходить за рамки обвинения. Таков правовой канон.

Политический заказ?

- А вот Стендзениекс обвиняет вас в том, что в разговоре с высокопоставленной персоной вы пообещали наказать его на полную катушку. Что скажете?

- Со Стендзениексом у меня не было беседы, кроме как в судебном зале. Но мне известно, что он заявил телерепортерам, будто в перерыве между заседаниями я встречался с влиятельным лицом, которое якобы продиктовало приговор... Я отказываюсь даже комментировать эту глупость. Не было у меня ни с кем ни разговоров, ни встреч!

- Получается, что Стендзениекс - единственный виновный в этом деле?

- Судья не имеет права высказывать собственные соображения на этот счет. А суд иных обвинений не выдвигает. Свой вопрос вы можете переадресовать прокуратуре. Стендзениекс же приговорен к 10 годам и 6 месяцам лишения свободы. Амнистия наполовину сокращает этот срок, так что в тюрьме виновный отсидит еще лишь несколько месяцев - А в Вентспилсе поговаривали, что его освободят в зале суда.. - Но вы же видите - не освободили! Первоначальное обвинение суд полностью поддержал, за исключением истории с поручительским проектом. Он признал доверенность истинной, хотя правление VN настаивало на проекте. Категорически настаивал на этом Игорь Скокс, принимавший в составе правления решение о поручительстве. Проектом называл доверенность и Валентин Кокалис. А Геннадий Шевцов утверждал, что разницы не заметил. Хотя доверенность подписывал именно он... Но мы решали вопрос о вине Стендзениекса, которому вынесен адекватный приговор, хотя он, скорее всего, его опротестует - Значит, и 9 месяцев, по его мнению, много?

- Он считает себя невиновным в принципе, и никаким наказанием не может быть удовлетворен. По его мнению, уголовное дело сфабриковано правящей элитой Латвии, по заказу которой суд его и осудил. Поэтому он и заявляет, что г-ну Грубе приговор продиктовали - Что же это за элита?

- Стендзениекс оперирует абстрактными фразами типа: приближенные к правительству фирмы и люди. Что за люди, он говорить отказывается. Из-за подобных заявлений все ждали скандала в суде. Он не произошел. Но осталось впечатление какого-то театра, непонятной игры.. - Между кем и кем?

- Скажем, между Стендзениексом и кем-то! Ни игроки, ни ставки в этой игре суду неизвестны. Но, по утверждению Стендзениекса, этот некто сделал его козлом отпущения. А он был честный бизнесмен! Он не отрицает, что брал деньги. Но брал законный кредит, на основании законных поручительств. И вложил его в частный бизнес, чтобы получать проценты. А поскольку против него началась кампания, бизнес рухнул. Только вот непонятно, какой бизнес он имел в виду?! Как свидетельствуют материалы дела, ни один бизнес в Латвии до конца он не довел. И не потому, что велась "кампания"... Скажем, проект с Alfa был бы грандиозным. Но контракт на ее покупку стоил много миллионов, а Стендзениекс выплатил лишь часть. Поэтому договор с ним и не заключили. Он, как и в Германии, не выполнил своих обязательств до конца. А сейчас торговля в Alfa процветает.

Несостоявшийся кандидат в Сейм - Так у него что, денег не было? Кому же он отдал кредит?

- По его показаниям, в 1995 году он основал в Латвии несколько фирм, которые так и не начали работать. Так что никакая предпринимательская деятельность ему не удается. Тем не менее тюремным сроком он не удовлетворен, так как намеревался создать партию и попасть в Сейм - Это дело действительно способно повлиять на предстоящие выборы?

- Лишь в том смысле, что Стендзениекс, быть может, не примет в них участия! А в остальном, я - не политолог и не знаю, повлияет ли на что-либо приговор. Стендзениекс считает, будто дело против него сфабриковали, чтобы выбить с политической арены. И политическая элита наняла человека, чтобы процесс сфабриковать. Видите, насколько он амбициозен. Добавлю, необоснованно амбициозен! Но и человек, которого мы оцениваем негативно, может быть личностью. Вряд ли заурядный обыватель сумеет выманить 18 миллионов... Не каждому доступно подобное умение убеждать высшие чины!

Подсудимый с харизмой - Неужели его фигура так значима, что стоило фабриковать дело?

- Его можно оценивать положительно или негативно, но он - несомненно личность! Многие ли способны пожертвовать 50 000 латов церкви?! А Стендзениекс отдал такую сумму Кекавскому храму после получения кредита. Хотя я не знаю, что это были за деньги. Он - эрудирован и хорошо образован. Долго жил за границей, имеет связи в самых разных кругах. У него несомненно есть харизма, в масс-медиа он заявлял, что несколько лет тюрьмы его не испугают, если он захочет добиться своего. К чему он стремится - неизвестно. Наверное, в большую политику войти!

- Трудно ли вам в таком случае было рассматривать его дело?

- Только из-за того, что оно затянулось! Хотя компромиссы были. Стендзениекс настоял, что будет свидетельствовать последним. Обычно обвиняемый выступает первым, но закон разрешает изменить порядок, и мы согласились - А не могло быть так: увидев, что свидетели его "не заложили", и он суду ничего не рассказал?

- Логически это можно предположить. Но показания были известны ему заранее из материалов дела. И если бы они сказали то, чего он не ожидал, он мог выступить в конце заседания еще раз. И раскрыть все карты или отказаться от того, что рассказал - А если бы он открыл секрет, кому достались 18 миллионов? Разве подобную информацию можно отозвать! Скорее, "отозвали" бы его.. - Он мог дать одни показания, а потом другие. Если два будильника показывают разное время, который из них верен? Поэтому мы никакие свидетельские показания не считаем абсолютом, а оцениваем в совокупности. И если кто-то вдруг решил оговорить кого-то, мы можем подойти критически к его словам. Один свидетель дела не решает, во всяком случае - в этом процессе. Тем более что показаний никто не менял. Все повторили сказанное на дознании. И цель у суда была - рассмотреть дело, а не превращать его в цирк "Стендзениекс оперирует абстрактными фразами типа: приближенные к правительству фирмы и люди. Что за люди, он говорить отказывается. Из-за подобных заявлений все ждали скандала на суде. Он не произошел. Но осталось впечатление какого-то театра, непонятной игры..." ***.

Андрей Грубе закончил юридический факультет Латвийского университета, магистр юстиции. С 1986 г. работал помощником вентспилсского регионального прокурора, с 1989 г. - председателем Вентспилсского районного суда, с 1992 г. - вентспилсским региональным прокурором, с 1994 г. - курземским окружным прокурором, а с 1995 г. - судьей Курземского окружного суда.

Автор: Телеграф

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha